Полная версия

Главная arrow Политология. Социология arrow Демография arrow
Демография.

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Предмет, задачи и методы демографии

Слово «демография» образовано из двух греческих слов: «демос» — на­род — и «графо» — пишу, то есть, если трактовать это словосочетание бук­вально, оно будет означать «народоописание», или описание населения. Но демография с самого начала своей истории никогда не ограничивалась лишь описанием, ее предмет всегда был шире и глубже.

Краткая история становления демографии

В отличие от многих других наук демография имеет точную дату рождения. Она ведет свое начало с января 1662 г., когда в Лондоне вышла в свет книга английского купца и капитана, впоследствии майора городской милиции, ученого-самоучки Джона Граунта (1620—1674) имевшая длин­ное, как тогда было принято, и весьма красноречивое название: «Естест­венные и политические наблюдения, перечисленные в прилагаемом оглав­лении и сделанные на основе бюллетеней о смертности. По отношению к управлению, религии, торговле, росту, воздуху, болезням и другим изменениям названного города. Сочинение Джона Граунта, гражданина Лондо­на»1. Уже из названия книги виден широкий социальный замысел ее авто­ра. В те времена, когда она писалась, в Англии нередко свирепствовала чума и прочие заразные болезни, поэтому бюллетени о смертности имели практическое назначение и публиковались в Лондоне еженедельно. Их читали многие, с тем чтобы при первых же признаках угрозы для своей жизни быстро покинуть город. Граунт первым увидел в скорбных бюллетенях по­льзу для науки. Изучив ведомости о смертях и рождениях в Лондоне за 80 лет, он обратил внимание на существование в населении целого ряда зако­номерностей.

В частности, он установил, что мальчиков рождается больше, чем дево­чек, причем соотношение полов среди родившихся — постоянно и состав­ляет для Лондона 14 к 13 (т.е. мальчиков рождается на 7,7% больше, чем девочек)1. Он заметил также, что и среди умерших больше мужчин, чем женщин, что в Лондоне смертность превышает рождаемость и население города растет только за счет переселенцев, что в провинции, напротив, рождаемость выше смертности, что каждый брак в среднем дает 4 рожде­ния, что по числам рождений и смертей можно определить численность населения города, а по возрастной структуре умерших — возрастную структуру населения. Уже одно это было важно, ведь ни переписей населения, ни какой-либо другой статистики (кроме церковной) еще не существовало. Наконец, Граунт был первым, кто построил первую математическую таб­лицу (модель) смертности, описывающую закономерное увеличение веро­ятности смерти по мере старения людей. Ныне такая модель, конечно же, несравненно более совершенная, нежели созданная Граунтом, является од­ним из главных орудий в арсенале демографии, причем используется для анализа не только смертности, но и брачности, рождаемости, возрастной структуры населения, для разработки прогнозов численности и структуры населения. Методологические принципы той же модели находят примене­ние и в других науках. Она применяется и в исследованиях миграционных процессов, и в социологии при изучении и прогнозировании социальной мобильности, и в экономике труда при изучении текучести рабочей силы, и в здравоохранении для прогнозирования заболеваемости. На ней базиру­ются и финансовые расчеты по страхованию жизни.

Книга Граунта была встречена тогдашней интеллектуальной элитой очень хорошо. В течение трех лет она переиздавалась еще четыре раза, причем второе издание было осуществлено уже в конце того же года, что и первое. Книга так понравилась королю Карлу II, что уже через месяц после ее опубликования Граунт был принят в Королевское общество (т.е. в переводе на наш язык — в академики). Более того, король распорядился, если отыщутся еще купцы, подобные Граунту, незамедлительно всех их при­нять в Общество (то есть в Академию).

Тоненькая книжка Граунта (всего 90 страниц) послужила зачатием не одной, а сразу трех наук: статистики, социологии и демографии, которые затем на протяжении трех столетий выясняли между собой «родственные» отношения — кто кому кем приходится. Но сначала прямым «потомком» книги Граунта явилась политическая арифметика — наука, стремившаяся изучать количественные (точнее, статистические) закономерности общественных явлений и процессов. В течение последующих столетий к демо­графическим аспектам жизни общества проявляли интерес выдающиеся ученые и общественные деятели: экономисты и политики, астрономы, физики, математики, биологи, медики, священнослужители и др. Наконец, в XIXв. появилось и название науки, которое дал ей бельгийский ученый Алтай Гийяр (1799—1876), энтомолог по специальности. В 1855 г. в Пари­же он опубликовал книгу «Элементы человеческой статистики или Сравнительная демография...»1, в которой определил демографию очень широ­ко — как «естественную и социальную историю человеческого рода» и как «математическое познание человеческих популяций, их общего движения, их физического, гражданского и морального состояния». Так же широко определял круг интересов демографии другой выдающийся ученыйXIXв. — Жак Бертийон (по другой транскрипции — Бертильон) (1851—1922, кстати сказать, внук А. Гийяра). В 1880 г. он писал в книге «Статистика движения населения во Франции»: «Демография занимается изучением коллективной жизни. Цель ее состоит в изучении причин, в силу которых общества развиваются, восстанавливаются и в конце концов приходят в упадок и погибают. Она рассматривает как физический, так и нрав­ственный склад каждого народа; рассматривает, какие занятия доставляют ему средства к жизни; она исследует, как и почему люди вступают в брак, в каком количестве они размножаются и как воспитывают своих детей и пр. Она указывает, наконец, при каких обстоятельствах, в каком возрасте и в силу каких причин люди умирают»2. Из этих определений можно видеть, что и А. Гийяр, и Ж. Бертийон (а также многие другие выдающиеся уче­ные) включали в круг вопросов, изучаемых демографией, очень широкий спектр явлений, изучаемых многими науками. И такой широкий взгляд на демографию сохранялся очень долго, вплоть до конца 70-х гг. уже нынеш­него века. Да и сейчас еще, пожалуй, не прекратились споры между отдель­ными учеными о предмете демографии и о ее праве на самостоятельное су­ществование среди других общественных наук. Во второй же половинеXIXв. возобладал взгляд на демографию как на синоним статистики либо как на раздел статистики (статистики населения). В немалой степени при­чиной этого было, как представляется, быстрое становление статистики как самостоятельной и универсальной науки, охватывающей своими мето­дами все области общественного бытия (особенно после начала проведе­ния регулярных переписей населения в промышленно развитых странах), и возрастание спроса на статистические данные о населении в связи с разви­тием капиталистического рынка. В дальнейшем становление демографии как науки происходило в двух направлениях. С одной стороны, ее предмет постепенно сужался, точнее, конкретизировался, с другой — расширялся круг, воздействующих на этот предмет факторов, которые демография включала в поле своего рассмотрения. Все-таки, очевидно, «изучение кол­лективной жизни», как утверждал Ж. Бертийон и не он один, — это чрезвы­чайно широкая область, обнимающая фактически всю общественную жизнь. Одной науке охватить всю общественную жизнь просто не под силу. Поэтому именно по мере развития демографии ее предмет сужался. Постепенно из него исключались вопросы экономики, воспитания и обра­зования, социальной структуры и мобильности, здоровья населения, мора­ли и пр., на самом деле составлявшие предмет исследования для других наук: политической экономии, социологии, педагогики, этнографии, меди­цины и др. В конце концов к середине 1960-х гг. большинство специали­стов стали ограничивать предмет демографии вопросами так называемого естественного движения населения. Движение населения здесь понима­ется не в физическом, а в более общем виде, как изменение. Различают два вида движения населения: естественное и механическое (миграционное). Второй из двух названных видов движения (изменения) населения специа­листы предпочитают в последние годы называть миграционным движени­ем (это перемещение населения по территории) или еще проще — мигра­цией населения.

Естественное движение населения — это непрерывное изменение численности и структуры населения в результате рождений, смертей, бра­ков и разводов. В естественное движение населения включаются также и изменения половозрастной структуры населения ввиду тесной взаимосвя­зи ее изменений со всеми демографическими процессами. Слово «естественное» в приложении к таким явлениям, как рождения, смерти, браки, разводы, осталось нам в наследство от статистики прошлого века, когда они понимались именно как тесно связанные с биологической природой человека, как в основном природные, биологические. Подобный взгляд на рождения, смерти, браки и разводы как на явления биологические в своей основе еще далеко не изжит, особенно среди ученых, занятых в естествен­ных науках. Рассуждая о демографических тенденциях в мире, большинст­во естественников (а они, к сожалению, слишком часто берутся обсуждать проблемы роста населения без предварительного приобретения необходи­мых для этого познаний в демографии) трактуют эти процессы почти исключительно как биологические, не проводя различия между человеческим обществом и сообществом животных или даже насекомых. Конечно же, люди имеют биологическую конституцию, которая играет большую роль в их поведении и организации общественной жизни. В то же время люди жи­вут в обществе, в культуре, т.е. в системе социальных норм, информации и традиций. Все процессы в человеческом обществе, конечно же, двойствен­ны, диалектичны, биологическая природа человека опосредована социаль­ными условиями, в которых человек живет и действует. И любое отдельное явление, любой процесс, в котором участвуют люди, имеет социально-био­логическую структуру, в которой, однако, чаще всего социальная, культур­ная сторона преобладает над биологической. Иначе говоря, мы живем в бо­льшой степени в искусственной среде, созданной и создаваемой (и разрушаемой) самим человечеством (населением), именуемой культурой, которая оказывает решающее влияние на все поведение, деятельность лю­дей, зачастую даже подавляя их биологическую природу.

Еще относительно недавно, лет 20 назад, в учебниках по демографии иногда предлагалось следующее разрешение противоречия между биологической и социальной сторонами демографических процессов. Утвержда­лось, что каждое отдельное демографическое событие, к примеру рожде­ние человека или его смерть, — событие биологическое, случайное, но совокупность таких событий становится уже явлением социальным, закономерным. С таким пониманием нельзя согласиться. К примеру, рождение ребенка, роды — акт физиологии. Но не только физиологии. Каждое такое событие происходит в разных общественных условиях и различается в за­висимости от того, к примеру, происходит ли оно с участием врача (и в за­висимости от квалификации врача), в родильном доме (и в хорошем при этом) или вне его. Имеет значение (для успеха родов), желанный это ребе­нок или нет (т.е. фактор психологический). Каждое рождение стоит опре­деленных финансовых затрат, а это уже фактор экономический, и т. д. Таким образом, каждое отдельное рождение человека — событие много­плановое имеющее аспекты как биологические, так и экономические, со­циологические, психологические, медицинские, этнографические и мно­гие другие. Смерть — тоже акт физиологический, но не только. Все люди смертны, но продолжительность жизни существенно зависит от многих условий и обстоятельств в основном социального характера. То же отно­сится и к любому другому демографическому событию. Социальные и биологические факторы тесно сплетены в каждом отдельном человеке, в каждом его поступке. Другое дело, что закономерности любых процессов проявляются лишь в массе случаев, причем не в любой массе, а сгруппиро­ванной по однородным характеристикам, по определенным правилам, т.е. в массе фактов статистических.

Признавая ведущую роль социальных факторов в демографических процессах, некоторые специалисты на этом основании высказываются против термина «естественное» в применении его к демографическим процессам, предлагают заменить его другим термином, более «социальным» по внешнему виду, или, по крайней мере, брать это слово в кавычки. Но пока такой замены не найдено. Думается, она и не нужна. И кавычки не нужны. Конечно, термин «естественное» в применении к движению населения является в значительной степени условным. Но такова судьба мно­гих терминов (если не большинства). В данном случае условность (если по­мним о ней) не создает никаких терминологических трудностей.

Итак, население непрерывно изменяется, находится в движении. Люди рождаются, умирают, вступают в брак или разводятся, меняют профессию, место работы, жительства и проч. В результате непрерывно меняется численность населения и его структура. За счет рождений население непрерывно растет и одновременно за счет смертей — непрерывно убывает. Одно поколение сменяется следующим. Такого же рода процессы роста и убыли происходят непрерывно и одновременно во всех структурах населения: по возрасту, брачному состоянию, семейному положению, социаль­ной принадлежности и т. п. В зависимости от соотношения чисел родив­шихся и умерших, или, в более общем виде, между вступлением людей в те или иные социальные группы и выбытием из них, численность этих групп, или населения в целом, либо увеличивается, либо уменьшается, либо оста­ется неизменной (если число прибывших равно числу выбывших).

Непрерывный процесс возобновления населения (который математически может быть как со знаком плюс, так и со знаком минус) происходит всецело под воздействием законов развития общества, является неотъем­лемой частью общественной жизни и потому имеет социальный характер. Рождение большего или меньшего числа детей в семье, продолжитель­ность жизни, вступление в брак или безбрачие — все эти социальные фак­ты подвержены действию общественных законов, являются частью функ­ционирования общественного организма, или, правильнее будет сказать, общественного воспроизводства (воспроизводства общественной жизни). Демографическая сфера является составной частью (подсистемой) обще­ственной жизни, результатом деятельности людей. Поэтому вместо возоб­новления населения правильнее говорить о его воспроизводстве, что под­черкивает и его социальный характер, и активную роль социальных механизмов в изменениях численности населения и его структуры.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Похожие темы