Полная версия

Главная arrow Финансы. Экономика arrow Инвестиционный менеджмент arrow
Творческий путь Гюго

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Философия творчества Эдгара По в «Вороне» (поэма).

Едва ли не первым у себя на родине Э. По попытался постичь природу и назначение искусства и выработать стройную систему эстетических принципов.

Свои теоретические взгляды По изложил в различных статьях «Философия обстановки» (1840), «Философия творче­ства» (1846), «Поэтический принцип» (опубл. 1850), , многочисленных рецен­зиях.

Подобно всем романтикам, он исходит из противо­поставления отталкивающей и грубой реальности и ро­мантического идеала Красоты. Стремление к этому идеалу, по мнению писателя, заложено в природе чело­века. Задача искусства и состоит в том, чтобы создавать прекрасное, даря людям высшее наслаждение.

Один из противоречивых моментов эстетики По — взаимоотношения красоты и этики. Он демонстративно противопоставляет поэзию истине и морали: «Ее взаи­моотношения с интеллектом имеют лишь второстепенное значение. С долгом и истиной она соприкасается только случайно». Необходимо учесть, что в данном случае «истина» для По — отвра­тительная реальность окружающего повседневного ми­ра. Его позиция подчеркивает значимость эстетических критериев и полемически направлена против дидактиз­ма и утилитарного взгляда на искусство. Она отнюдь не сводится к эстетскому принципу «искусства ради искус­ства», авторство которого приписывает По американ­ская критика.

По также утверждает, что создание Красоты есть не мгновенное озарение таланта, а итог целенаправленных размышлений и точного расчета. Отрицая спонтанность творческого процесса, По в «Философии творчества» подробно рассказывает о том, как им было написано знаменитое стихотворение «Ворон». Он утверждает, что «ни один из моментов в его создании не может быть отнесен на счет случайности или интуиции, что работа ступень за ступенью шла к завершению с точностью и жесткой последовательностью, с какими решают мате­матические задачи». Разумеется, По не отрицал роли воображения и в данном случае сознательно выбрал только одну — рационалистическую — сторону творче­ского акта. Акцент на ней необходим для того, чтобы преодолеть хаотичность и дезорганизованность совре­менной ему романтической поэзии и прозы. Требование эстетической «отделанности», «завершенности» произ­ведения у По является новаторским и смелым. Его эстетическую систему можно назвать «рационалистиче­ским романтизмом».

В основе этой гармонии лежит главный, по мнению По, принцип композиции: «сочетание событий и интонаций, кои наилучшим образом способствовали бы созданию нужного эффекта». То есть все в стихотворении или рассказе должно служить такому воздействию на читателя. Которое заранее «запланировано» художником.

Все каждая буква, каждое слово, каждая запятая — должно работать на «эффект целого». Из принципа «эффекта целого» вытекает очень ва­жное для По требование ограничения объема художе­ственного произведения. Пределом служит «возмож­ность прочитать их за один присест», так как в про­тивном случае при дробном восприятии читаемого вмешаются будничные дела и единство впечатления будет разрушено. По утверждает, что «больших сти­хотворений или поэм вообще не существует», это «явное противоречие в терминах». Сам он последовательно придерживался малой формы и в поэзии, и в прозе.

Единственной законной сферой поэзии По считал область прекрасного. Его определение поэзии — «созда­ние прекрасного посредством ритма». Отворачиваясь от «жизни как она есть», По в своих стихах создает иную реальность, неясную и туманную, реальность грез и меч­ты. Поэтические шедевры По — «Ворон», «Аннабель Ли», «Улялюм», «Колокола», «Линор» и др.— бессю­жетны и не поддаются логическому толкованию прозой.

Содержательные момен­ты часто уступают место настроению. Оно создается не с помощью образов действительности, а посредством разнообразных ассоциаций, неопределенных, туманных, возникающих «на той грани, где смешиваются явь и сон». Стихи По рождают сильнейший эмоциональный отклик. Смысловые и звуковые структу­ры в стихах По сливаются, образуя единое целое, так что музыка стиха несет смысловую нагрузку.

Многочисленные повторы слов и целых строк также напоминают вариацию музыкаль­ной фразы. О насыщенности стихов По средствами фонетической образности дают представление хотя бы эти две строки из «Ворона»: «Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах/Полонил, на­помнил смутным ужасом меня всего...»

Это знаменитое стихотворение построено на серии обращений лирического героя к птице, залетевшей в бурную ночь в его комнату. На все вопросы ворон отве­чает одним и тем же словом «Nevermore» — «никогда». Поначалу это кажется механическим повторением за­зубренного слова, но повторяющийся рефрен звучит пугающе уместно в ответ на слова скорбящего об умер­шей возлюбленной героя стихотворения. Наконец, он хочет узнать, суждено ли ему хотя бы на небесах вновь встретиться с той, что покинула его на земле. Но и здесь приговором звучит «Nevermore». В финале стихотворе­ния черный ворон из ученой говорящей птицы превра­щается в символ скорби, тоски и безнадежности: не­возможно вернуть любимую или избавиться от мучи­тельной памяти.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Похожие темы