Полная версия

Главная arrow Финансы. Экономика arrow Инвестиционный менеджмент arrow
Творческий путь Гюго

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Новеллистика По

ПО, ЭДГАР АЛЛАН (Poe, Edgar Allan) (1809–1849), американский поэт, прозаик, критик, создатель жанра «новеллы ужаса».

Рассказы По обычно подразделяют на четыре основные группы: «страшные», или «арабески» («Падение дома Ашеров», «Лигейя», «Бочонок амонтильядо», «Вильям Вильсон», «Маска Красной Смерти» и др.), сатирические, или «гротески» («Без дыхания», «Делец», «Черт на колокольне» и др.), фантастические («Руко­пись, найденная в бутылке», «Необыкновенное приклю­чение некоего Ганса Пфааля» и др.) и детективные («Убийство на улице Морг», «Тайна Мари Роже» и др.). Ядро прозаического наследия По — «страшные» рас­сказы. Их атмосфера и тональность в той или иной степени присуща и рассказам других групп. Именно в «страшных» рассказах наиболее ярко проявились главные особенности художественной манеры писателя.

В первую очередь это сочетание невообразимого, фантастического с удивительной точностью изображе­ния, граничащей с описанием естествоиспытателя. Бред, призрак, кошмар под пером По приобретает материаль­ные формы, становятся жутко реальными. Этот эффект подлинности писатель еще более усиливает с помощью повествования от первого лица, к которому прибегает постоянно, и литературной мистификации, когда рас­сказ «маскируется» под документ («Рукопись, найден­ная в бутылке», «Повесть о приключениях Артура Гордона Пима» и др).

Другой яркой отличительной чертой прозы По явля­ется гротеск — сочетание ужасного и комического. Рас­сказ о самых мрачных предметах (например, погребение заживо в «Преждевременных похоронах» может за­вершиться смешной ситуацией, снимающей гнетущее впечатление, а нагромождение самых чудовищных кош­маров может незаметно обернуться пародией на литера­турные шаблоны («Метцергенштейн», «Герцог де Л'Ом-лет» и др.). Сочетание мистического и пародийного планов заметны даже в одном из самых «страшных» рассказов — «Лигейе».

Примером того, каким образом По добивается этих эффектов, может служить следующий отрывок из рас­сказа «Король Чума», где изображен пир компании во главе с королем Чумой Первым. Вот описание одного из участников застолья: это «до странности одеревенелый джентльмен; он был разбит параличом и должен был прескверно себя чувствовать в своем неудобном, хоть и весьма оригинальном туалете. Одет он был в нове­шенький нарядный гроб. Поперечная стенка давила на голову этого облаченного в гроб человека, нависая подобно капюшону, что придавало его лицу неописуемо забавный вид. По бокам гроба были сделаны отверстия для рук, скорее ради удобства, чем ради красоты. При всем том наряд этот не позволял его обладателю сидеть прямо, как остальные, и лежа под углом в сорок пять градусов, откинувшись назад к стенке, он закатывал к потолку белки своих огромных вытаращенных глаз, словно сам бесконечно удивляясь их чудовищной вели­чине».

Несколько «логических» рассказов По заложили основу развития детективного жанра, получившего во всем мире широкое распространение. В трех из них («Убийство на улице Морг», «Тайна Мари Роже», «По­хищенное письмо») действует Ш. Огюст Дюпен, первый в ряду знаменитых литературных детективов. С по­мощью своих блестящих аналитических способностей Дюпен разгадывает тайны и раскрывает преступления. Его метод полностью основан на «математическом» подходе — сопоставлении деталей и выстраивании це­почки умозаключений. Но преступление для Дюпена — только повод для логической игры. Справедливость или возмездие его не интересуют, как и вообще окружающий мир. Он живет «в себе и для себя», отвернувшись от мелочной суеты и меркантильных интересов окружаю­щих. Соединение романтической меланхолии с рациона­листическим, исследовательским складом ума делает Дюпена типичным героем прозы По. В то же время черты личности и метод логического анализа Дюпена послужили образцом для всех последующих классиков;

детективного жанра от А. Конан Дойля до А. Кристи.

Большая часть сатирических рассказов По написана в 30-е годы. Американская действительность представ­лена в этих рассказах в гротескном, шаржированном виде. По предвосхищает получивший широкое распротранение в литературе XX в. художественный прием «остранения», когда изображение дается в неожиданом, непривычном ракурсе, и это позволяет раскрыть нелепость и противоестественность того, что в суете быта кажется обычным и чуть ли не нормальным.

Новеллистика По может считаться предшественницей современной научной фантастики. Хотя в научно-фанта­стических рассказах По нет ни роботов, ни инопланетян, в них намечен главный принцип будущего популярного вида литературы: соединение фантастического характе­ра темы с научным подходом, рационального анализа с принципиально непознаваемым. Рассказывая о пере­лете через Атлантику на воздушном шаре («История с воздушным шаром»), полете на Луну («Необыкно­венное приключение некоего Ганса Пфааля»), переходе через Скалистые горы («Дневник Джулиуса Родмена»), По насыщает повествование обилием физических, географических, астрономических, математических сведе­ний и выкладок, широко использует специальную научную терминологию, даже ссылки на труды ученых. Это нередко вводило в заблуждение современников писателя, принимавших рассказ за «достоверную информа­цию».

В рассказах этой группы отчетливо видна тяга По к тому, что лежит за пределами повседневного суще­ствования и обычного человеческого опыта. Путеше­ственников и исследователей — Пфааля, Артура Гордо­на Пима, Родмена и др.— не удовлетворяет мещанская проза серых будней и ведет за горизонт неутомимая жажда познания. Эта сторона творчества По особенно близка сознанию людей XX в.

Все это и определяет особое место Эдгара По — поэта и математика, мечтателя и логика, фантазера и рационалиста, искателя высшей красоты и остроумно­го насмешника над уродствами жизни — в истории мировой классики.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Похожие темы