Полная версия

Главная arrow Промышленность arrow Тепломассообменное оборудование предприятий arrow
Аргументация

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Системная аргументация

Сущность системной аргументации.

Системная аргументация — обоснование утверждения путем вклю­чения его в качестве составного элемента в кажущуюся хорошо обосно­ванной систему утверждений, или теорию.

Подтверждение следствий, вытекающих из теории, одновременно подкрепляет саму теорию. С другой стороны, теория сообщает выдви­нутым на ее основе положениям определенные импульсы и силу и тем самым содействует их обоснованию. Утверждение, ставшее элементом теории, опирается уже не только на отдельные факты, но во многом также на широкий круг явлений, объясняемых теорией, на предсказа­ние ею новых, ранее неизвестных эффектов, на связи ее с другими теориями и т.д. Анализируемое положение, включенное в теорию, по­лучает ту эмпирическую и теоретическую поддержку, какой обладает теория в целом.

Ограниченность сомнения. Сомнение, касается не изолированного предложения, но всегда некоторой ситуа­ции, в которой я веду себя определенным образом.

Согласно Витгенштейну, эмпирические предложения могут быть в некоторых ситуациях проверены и подтверждены в опыте. Но есть си­туации, когда они, будучи включены в систему утверждений, в кон­кретную практику, не проверяются и сами используются как основание для проверки других предложений. Так обстоит дело в рассмотренном выше примере. «Меня зовут Б.П.» — эмпирическое предложение, ис­пользуемое как основание для проверки утверждения «Все письма ад­ресованы мне». Однако можно придумать такую историю («практику»), когда мне придется на базе других данных и свидетельств проверять, зовусь ли я Б.П. В обоих случаях статус эмпирического предложения зависит от контекста, от той системы утверждений, элементом которой оно является. Вне контекста бессмысленно спрашивать, является ли данное предложение эмпирически проверяемым или я его твердо при­держиваюсь.

Помимо эмпирических Витгенштейн выделяет методологические предложения. Они тоже случайны в том смысле, что их отрицание не будет логическим противоречием. Однако они не являются проверяе­мыми ни в каком контексте. Внешнее сходство может запутать нас и побудить относиться одинаково к эмпирическими предложениям типа «Существуют рыжие собаки» и методологическим типа «Существуют физические объекты». Но дело в том, что мы не можем вообразить ситуацию, в которой мы могли бы убедиться в ложности методологи­ческого предложения. Это зависит уже не от контекста, а от совокуп­ности всего воображаемого опыта.

Витгенштейн выделяет еще два вида предложений: предложения, в которых я едва ли могу сомневаться, и предложения, которые трудно классифицировать (например, утверждение, что я никогда не был в другой Солнечной системе).

Утверждения, в которых невозможно сомневаться. В свое время Р. Декарт настаивал на необходимости возможно более полного и ра­дикального сомнения. Согласно Декарту, вполне достоверно лишь его знаменитое cogito — положение «Я мыслю, следовательно, существую». Витгенштейн придерживается противоположной позиции: для сомне­ний нужны веские основания, более того, есть категории утверждений, в приемлемости которых мы не должны сомневаться никогда. Выде­ление этих категорий утверждений непосредственно обусловлено сис­темным характером человеческого знания, его внутренней целостнос­тью и единством.

Связь обосновываемого утверждения с той системой утверждений, в рамках которой оно выдвигается и функционирует, существенным образом влияет на эмпирическую проверяемость этого утверждения и, соответственно, на ту аргументацию, которая может быть выдвинута в его поддержку. В контексте своей системы («языковой игры», «прак­тики») утверждение может приниматься в качестве несомненного, не подлежащего критике и не требующего обоснования по меньшей мере в двух случаях.

Во-первых, если отбрасывание этого утверждения означает отказ от определенной практики, от той целостной системы утвержде­ний, неотъемлемым составным элементом которой оно является.

Во-вторых, утверждение должно приниматься в качестве несо­мненного, если в рамках соответствующей системы утверждений оно стало стандартом оценки иных ее утверждений и в силу этого утратило свою эмпирическую проверяемость. Среди таких утверждений, перешедших из разряда описаний в разряд ценностей, можно выделить два типа:

1) утверждения, не проверяемые в рамках определенной, достаточ­но узкой практики,

Например, об имени человека, просматривающего почту: пока он занят этой деятельностью, он не может сомневаться в своем имени;

2) утверждения, не проверяемые в рамках любой, сколь угодно ши­рокой практики,

Например, «Су­ществуют физические объекты», «Я не могу ошибаться в том, что у меня есть рука» и т.п.

Об одной классификации утверждений. Системный характер науч­ного утверждения зависит от его связи с той системой утверждений (или практикой), в рамках которой оно используется. Можно выделить пять типов утверждений, по-разному относящихся к практике их упот­ребления:

  • 1) утверждения, относительно которых не только возможно, но и разумно сомнение в рамках конкретной практики;
  • 2) утверждения, в отношении которых сомнение возможно, но не является разумным в данном контексте (например, результаты надеж­ных измерений; информация, полученная из надежного источника);
  • 3) утверждения, не подлежащие сомнению и проверке в данной практике под угрозой разрушения последней;
  • 4) утверждения, ставшие стандартами оценки иных утверждений, и потому не проверяемые в рамках данной практики, однако допус­кающие проверку в других контекстах;
  • 5) методологические утверждения, не проверяемые в рамках любой практики.

Обоснование изолированных утверждений. Иногда высказывается мнение, что вследствие системного характера нашего знания неоправ­дан вопрос об обосновании любого отдельно взятого утверждения. Вся­кое более или менее абстрактное предположение, лишь косвенно под­держиваемое непосредственным опытом, может считаться истинным только в рамках какой-то концепции или теории. За ее пределами оно просто бессмысленно и, значит, не может быть ни обосновано, ни опровергнуто.

Таким образом, системность обоснования не означает, что отдель­но взятое эмпирическое утверждение не может быть ни обосновано, ни опровергнуто вне рамок той теоретической системы, к которой оно принадлежит.

Внутренняя перестройка теории как способ ее обоснования. Важным, но пока почти неисследованным способом обоснования теоретическо­го утверждения является внутренняя перестройка теории, в рамках ко­торой оно выдвинуто. Эта перестройка, или переформулировка, пред­полагает введение новых образцов, норм, правил, оценок, принципов и т.п., меняющих внутреннюю структуру как самой теории, так и по­стулируемого ею «теоретического мира». Новое научное, теоретическое положение складывается не в вакуу­ме, а в определенном теоретическом контексте. Контекст теории оп­ределяет конкретную форму выдвигаемого положения и основные пе­рипетии его последующего обоснования. Если научное предположение берется в изоляции от той теоретической среды, в которой оно появ­ляется и существует, остается неясным, как ему удается в конце концов стать элементом достоверного знания. '

Выдвижение предположений диктуется динамикой развития тео­рии, к которой они относятся, стремлением ее охватить и объяснить новые факты, устранить внутреннюю несогласованность и противоре­чивость и т.д. Во многом поддержка, получаемая новым положением от теории, связана с внутренней перестройкой этой теории. Она может заключаться во введении номинальных определений (определений-требований) вместо реальных (определений-описаний), в принятии дополнительных соглашений относительно изучаемых объектов, уточ­нении основополагающих принципов теории, изменении иерархии этих принципов и т.д.

Теория придает входящим в нее положениям определенную силу. Эта поддержка во многом зависит от положения утверждения в теории, в иерархии составляющих ее утверждений. Перестройка теории, обес­печивающая перемещение какого-то утверждения от ее «периферии» к ее «ядру», сообщает этому утверждению большую системную под­держку.

Совершенствование теории как способ обоснования входящих в нее утверждений. Теория дает составляющим ее утверждениям дополни­тельную поддержку. Чем яснее и надежней сама теория, тем большей является такая поддержка. В силу этого совершенствование теории, укрепление ее эмпирической базы и прояснение ее общих, в том числе философских и методологических, предпосылок являются одновре­менно существенным вкладом в обоснование входящих в нее утверж­дений.

Среди способов прояснения теории особую роль играют:

  • выявление логических связей ее утверждений;
  • минимизация ее исходных допущений;
  • построение ее в форме аксиоматической системы;
  • ее формализация, если это возможно.

При аксиоматизации теории некоторые ее положения избираются . в качестве исходных, а все остальные положения выводятся из них чисто логическим путем. Исходные положения, принимаемые без доказательства, называются аксиомами (постулатами); положения, дока­зываемые на их основе, — теоремами.

Построение научной теории в форме аксиоматизированной дедук­тивной системы не может служить идеалом и той конечной целью, достижение которой означает предел совершенствования теории.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Похожие темы