Полная версия

Главная arrow Прочее arrow Книговедение arrow
Книговедение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


Книговедение


Введение

Книговедение есть приведенное в систему научное знание о книге как объективном явлении социальной действительности: о природе и сущности книги, о логических и исторических процессах, формах и закономерностях ее существования, движения, развития и функционирования; метод получения нового знания о книге; способ организации результатов познания книги либо в теоретические компоненты и элементы книговедческого знания (категории, понятия, определения, суждения, концепты, концепции, теории), либо в теоретически осознанные правила, приемы, процедуры - т.е. методики - практической (предметно-преобразующей) книговедческой деятельности в той или иной сфере книжного дела (книгоиздательского, книготоргового, библиотечного, библиографического) как способа существования реальной, действительной книги в ее книговедческой целостности.

Основная историческая закономерность развития книговедения заключается в том, что формируясь как многосоставная наука в конце Х1Х - нач. ХХвв., оно долгое время существовало и развивалось как сумма отдельных дисциплин, слабо взаимодействовавших в русле общей тенденции к дифференциации научного знания.

Эту закономерность подтверждает фиксированная история и современное развитие библиографоведения, библиотековедения, истории книги, теории редактирования, теории художественного конструирования книжного издания, библиополистики (книготоргового книговедческого знания).

На разных этапах своего теоретического развития то одна, то другая дисциплина присваивала себе право выступать в качестве единственной обобщающей, интегрирующей науки о книге. К подобному “превышению полномочий” каждую из них закономерно приводило расширение объектной области исследований, т.е. совокупности реальных фактов, явлений, их свойств, признаков и отношений, которые данная дисциплина полагает “законными “ для себя, а потому и углубление познания своего объекта, расширение на этой базе круга смежных дисциплин для обогащающего взаимодействия и как следствие - приращение нового знания в границах данной дисциплины. Одним из результатов автономного теоретического развития каждой книговедческой дисциплины было то, что в каждой из них неизбежно возникали проблемы, не поддававшиеся решению только в ее границах и только ее познавательными средствами. Их корректное решение требовало наддисциплинарного подхода, потому что это были проблемы методологического, общекниговедческого характера – мировоззренческие и науковедческие.

Решение первой группы проблем (мировоззренческих) должно ответить на вопрос, «что есть книга», и связано с необходимостью выявить природу и сущность книги как объективного явления социальной действительности, содержание процессов и форм, в которых проявляется сущность книги и по которым здравый смысл ее идентифицирует («узнает»). Эта группа проблем упирается во все смыслы, систему которых мы обозначаем категорией «книга». Среди них будут: информация (и ее формы), сознание, язык, литература, искусство, музыка, контекст, текст, произведение, издание, книжное издание, книжное дело, книгоиздательское книготорговое, библиотечное, библиографическое дело, книгоиздательский репертуар, книготорговый ассортимент, библиотечный фонд, библиографическая информация и др., которые как подсказывает обыденное сознание и здравый смысл, имеют отношение к содержанию категории «книга». И это отношение необходимо выявить, обосновать и назвать. Для примера: в каком отношении друг к другу находятся категория «книга» и понятие «книжное дело»?.

Осознание природы и сущности книги, понимание действительного целостного содержания категории “книга”, т.е. сиcтемы смыслов, детерминирует (обусловливает) теоретические рассуждения и построения на уровне и специальнокниговедческого (книгоиздательского, книготоргового, библиотечного, библиографического), и частнодисциплинарного книговедческого знания, и на уровне индивидуально-конкретного исследования, а также практические решения и профессиональные действия на всех уровнях материально-предметных форм существования книги в конкретно-исторических процессах книгоиздательского, книготоргового, библиотечного, библиографического дела.

В границах каждой из книговедческих дисциплин и областей книговедческого знания появлялись многочисленные специальнодисциплинарные (так называемые операциональные) интерпретации и определения таких базовых книговедческих категорий и понятий, как «книга», «книжное дело», «книжное издание». В них либо абсолютизируетя часть, свойство, функции этой целостности (“рукопись, прошедшая редакционно-издательскую обработку…”, “произведение письменности или печати, выполняющее... функции”, “товар особого рода”, “разновидность документов в библиотечных фондах”), либо сущность отождествляется с материально-предметной формой проявления этой сущности ( “соединение листов писчего материала с нанесенными графическими знаками или изображениями…”, “непериодическое издание объемом более 48 страниц”), либо понятие “книга” дефинируется (кратко определяется) в категориях, а значит и в предмете других наук (“средство регистрации семантической информации”, “знаковая система”, “продукт материальной и тесно связанной с ней духовной культуры”).

И до сегодняшнего времени практически все работы общетеоретического и даже методологического характера обходятся либо приблизительными метафорическими, беллетристическими, эмоциональными интерпретациями книги, ибо подобное интуитивное ощущение книги не противоречит здравому смыслу (хотя он не заменяет непротиворечивых научных суждений и определений), либо прочие рассуждения о книге и книговедении предваряются или завершаются не обосновываемыми дефинициями типа приведенных выше.

Решение второй группы проблем должно содержательно ответить на вопрос «что есть книговедение» и связано с задачей обоснования и систематического изложения самой системы научного книговедческого знания в его объекте, предмете, составе и междисциплинарной организации, структуре и внутридисциплинарной организации, методе познания, взаимодействии со смежными дисциплинами, категориально-понятийном аппарате и терминологии. Эта группа проблем «упирается» во все смыслы, систему которых мы обозначаем категорией «книговедение». Иными словами, объектом исследования и непротиворечивого обоснования здесь становится само научное знание о книге, которое должно быть выражено науковедческими категориями, конкретизированными содержанием объекта и предмета книговедения.

Всякая категория, всякое понятие есть система, «сцепление» смыслов. И чтобы дать полное определение категории или понятия, необходимо доказательно и непротиворечиво интерпретировать все смыслы, составляющие их (категорий и понятий) содержание, а не ограничиваться одним или некоторыми, да еще и вне связи друг с другом, что и происходило в процессе исторического развития книговедения и формирования обобщенного книговедческого знания, или «общего книговедения», осознавшего себя как таковое в 80-е гг. ХХ в.

Задачу и содержание «общего книговедения» как методологического уровня приведенного в систему научного знания о книге, как специальнонаучной методологии и относительно самостоятельной книговедческой дисциплины и составляет решение в общем виде обозначенных выше наддисциплинарных проблем мировоззренческого и науковедческого характера. Теперь каждую из них можно развернуть и тогда содержание «Общего книговедения» предстанет в более конкретном виде. Мировоззренческая проблематика включает в себя такие более конкретные проблемы, как:

  • - выявление природы и сущности книги как объективного явления социальной действительности, как способа отражения и средства формирования индивидуального, группового и общественного сознания;
  • - выявление логических форм книги и последовательная интерпретация содержания базовой книговедческой категории “книга” как системы смыслов;
  • - выявление соотношения в книге идеального и материального, а следовательно обоснованная интерпретация соотношения содержания категории “книга” и понятий "издание" и “книжное издание”;
  • - последовательная содержательная интерпретация движущего противоречия книги - противоречия между индивидуальным, групповым и общественным сознанием и самой книги как способа снятия этого противоречия, т.е. интерпретация сущностной функции книги;
  • - выявление сходства и различия книги и других форм способа документальной социальной массовой коммуникации (прессы, радио, кино, ТВ, компьютерная коммуникация);
  • - осознание и интерпретация книжного дела как способа существования реальной, действительной книги и как сферы духовного производства, т.е. производства индивидуального, группового и общественного сознания;
  • - последовательное раскрытие сущности книги как способа целеосознанной организации авторского литературного, музыкального, изобразительного произведения, существующего в форме письменного документа, в книжное издание в процессах и средствами книжного дела, способа распределения, перераспределения и воспроизводства "снятого" (преобразованного) книжным изданием авторского произведения теми же средствами, т.е. средствами книжного дела.

Науковедческая проблематика включает в себя такие более конкретные проблемы, как: - обоснование системы научного знания о книге, исходя из общепринятой трактовки науки и научной дисциплины;

  • - воссоздание и исследование исторического процесса, тенденций и закономерностей становления и развития общекниговедческого знания;
  • - обоснование, интерпретация и систематическое изложение (экспликация) объекта, предмета, состава, структуры книговедческого знания, его внутридисциплинарной и междисциплинарной организации;
  • - исследование и экспликация сущности, форм и механизмов взаимодействия книговедения с другими науками и научными дисциплинами;
  • - разработка и систематическое изложение системы метода книговедческого познания (метода получения и метода изложения полученного знания);
  • - разработка и приведение в систему категориально-понятийного аппарата книговедения;
  • - разработка книговедческой типологии книги (оснований, критериев, теории, схем)
  • - выявление и исследование наиболее общих закономерностей развития книги и книжного дела;
  • - разработка научных основ управления практикой книжного дела и процессами распространения книги в обществе, исходя из осознания природы и сущности книги.

Перечисленные проблемы с достаточной полнотой представляют систему предмета общего книговедения, который в обобщенном виде может быть сформулирован как разработка, обоснование и систематическое изложение общей теории книги и общей теории научного знания о ней.

Пока еще невозможно утверждать, что все они ре­шены. Многие из них скорее обозначают актуальные направления уже ведущихся и предстоящих теоретиче­ских разработок.

Наиболее сложными оказываются основополагаю­щие проблемы науки о книге—природа и сущность книги, объект, предмет, метод, состав, структура, категориально-понятийный аппарат кни­говедения. Именно они в первую очередь и нуждаются в выявлении и обосновании как для постро­ения данной области научного знания, так и для научно­го решения специальнокниговедческих (книгоиздательских, книготорговых, библиотечных, библиографических) и частнодисциплинарных теоретических и ме­тодических вопросов, непосредственно выходящих в практику (предметно-преобразующую деятельность) книжного дела. Интерпретация этих фундаментальных проблем и положена в основу организации мате­риала в настоящем учебнике.

Дальнейшее развитие фундаментальных и приклад­ных исследований становится непременным условием ускорения экономического и социального развития страны.

Интеграция науки и производства, превращение науки в непосредственную производительную силу—одна из насущных потребностей времени и объективных тенден­ций развития и науки и производства.

Современное науковедение выявляет и исследует интеграционные процессы внутри научного зна­ния, определяя их как ведущую тенденцию развития на­ряду с тенденцией к дифференциации. Диалектическое единство этих двух противоположных тенденций являет­ся основной движущей силой прогресса науки.

В новейших науковедческих исследованиях становле­ния, развития, взаимодействия наук и научных дисцип­лин констатируется значительное усиление интеграцион­ных процессов и формулируются уже стабилизировав­шиеся их формы и направления. Среди них называют: перенос идей и представлений из одной области знания в другую, особенно когда процесс познания имеет эври­стический (поисковый) характер; использование поня­тийно-концептуального аппарата, методов и иных позна­вательных средств одних областей науки другими; формирование комплексных, междисциплинарных иссле­дований; формирование новых научных дисциплин «пограничного» типа на стыках известных ранее обла­стей знания; универсализацию средств языка науки; усиление взаимодействия между философским, общенаучным и специ­ально-научным знанием.1 Интеграция научного знания выражается в объектив­но необходимом или закономерном взаимодействии двух или нескольких наук и в синтезе, обобщении научного знания в границах одной науки. Интеграция становится необходимой, когда перед несколькими или в какой-либо отдельной научной дисциплине возникают проблемы сущностно иного, более высокого уровня, чем те, кото­рые в состоянии решить эти дисциплины своими сред­ствами и в своих границах.

Чаще всего подобные проблемы возникают, когда наука выходит на уровень коренных вопросов отношения форм знания к внешнему миру.

В результате интегративных процессов формирует­ся новое, более обобщенное знание, не сводимое к простой сумме тех, на основе которых оно выработано. Но­вое знание закрепляется в более обобщенных категори­ях, понятиях, законах, концептах, концепциях, теориях. Это приво­дит либо к переосмыслению уже имеющегося знания на более высоком теоретическом уровне, либо к формиро­ванию в структуре данной науки или в комплексе не­скольких частных дисциплин относительно самостоя­тельного раздела — методологического.

В последние десятилетия методологические исследо­вания развиваются особенно интенсивно как на общена­учном (науковедческом) уровне, так и на специальнонаучном.

Исследование и систематическое изложение основ и принципов научного знания вообще и специальнонауч­ного в частности стали сферой взаимодействия философии и конкретных наук, одним из способов их взаимообогащения, одной из форм диа-лектизации специальнонаучного знания.

Диалектизация науки «... отражает проникновение человеческой мысли в такие глубины мира, где все пол­нее вскрывается объективная имманентная диалектичность явлений реальности и несостоятельность метафи­зики как метода их познания (причем на нижнем уров­не, когда эти положения не просто декларируются, а осознаются все глубже и в процессе этого осознания по­степенно происходит понимание того, как непросто дей­ствительно полно и последовательно руководствоваться в познании диалектическим методом)».2 Теоретизация процесса познания выражается «… определенных изме­нениях во взаимоотношениях научной эмпирики и тео­рии, в существенном повышении уровня абстрактности и научного знания».3 Формирование методологических общетеоретических разделов в структуре научного знания характеризует современное развитие «молодых» наук и в особенности многодисциплинарных, где каждая из дисциплин комп­лекса в качестве своего объекта полагает теоретическую модель части, стороны или формы единого для всех дисциплин фрагмента объектив­ной действительности. Для методологии книговедения - это теоретическая модель всех явлений (проявлений) книги.

Целостность комплексных наук и относительная са­мостоятельность каждой входящей в комплекс дисцип­лины обеспечиваются единством и непротиворечивостью хорошо разработанной и систематически изложенной об­щей теории, или методологии. Многие традиционные, давно сложившиеся науки имеют в своем составе подобные интегрирующие разде­лы. Так, например, общее языкознание вырабатывает, обосновывает и конкретизирует общие языковедческие категории, которые выступают методологической базой для продуктивного развития всей системы лингвистиче­ских дисциплин и обеспечивают их общетеоретическое единство. Общая биология разрабатывает методологические основы всех разделов биологической науки.

Общее книговедение, разрабатывая методологические основы всех компонентов науки о книге должно обеспечивать теоретическое единство этой многодисциплинарной и сложнострукткрированной науки.

В самом общем смысле методология—это система принципов и способов организации и построения теоре­тической и практической деятельности, а также учение об этой деятельности4. В философском и науковедческом смысле методологией называется теоретически обоснованное и систематически изложенное учение о ме­тодах научного познания, выявляющее их сущность, структуру, познавательные возможности, место в систе­ме средств познания, взаимоотношения между ними. В структуре целостной науки методология — относитель­но самостоятельный раздел.

Часто в специальных работах науковедческого, учеб­ного и справочного характера можно встретиться с оп­ределением методологии как совокупности методов и приемов исследования, применяемых в той или иной науке, что неверно.

Задача методологии—целеосознанное обоснование и систематическое изложение общих теоретических под­ходов и принципов решения научных вопросов, касаю­щихся не только методов, но и теории и истории исследуемого объекта, потому что в развитой науке метод и теория диалектически взаимосвязаны и на разных этапах разви­тия данной науки могут превращаться друг в друга. Методо­логическое осознание и осмысление оснований научного знания не может появиться раньше, чем накопится историческое знание, сложится его теория и методы. Потому структура методологии гораз­до сложнее структуры отдельного метода или их сово­купности в границах данной науки.

Методология и методика представляют собой диалек­тически взаимосвязанные и вместе с тем относительно самостоятельные (наряду с историей и теорией) формы и уровни существования теоретического знания.

В методологии можно выделить три уровня, соответ­ствующие диалектическому соотношению всеобщего, особенного и единичного, т. е. категориям диалектики, выражающим объективные связи мира и ступени их познания.

На уровне всеобщего методология — это философ­ская наука, раздел субъективной диалектики как учения о принципах, законах и формах отражения сознанием человека объективной реальности, т. е. как логика и теория познания, основой для которых является объек­тивная диалектика, теория развития материального мира.

Однако методологическая роль философских катего­рий, законов и принципов в конкретных науках прояв­ляется не прямо и непосредственно, а опосредованно, че­рез методологию и теорию этих наук, поскольку они ис­следуют именно конкретные области материальной действительности, конкретные формы материи — их сущ­ность, свойства, закономерности развития, т. е. «особен­ное» в сравнении с объектом и предметом философии.

Поэтому можно говорить о методологии на уровне «особенного»—о специально-научной методологии, ко­торая по отношению к философской представляет со­бой конкретизацию и реализацию философских катего­рий, принципов, законов, метода познания применительно к объекту и предмету данной науки.

Опираясь на всеобщие категории, принципы, законы философской методологии, специальнонаучная методо­логия с учетом специфики объекта и предмета данной науки вырабатывает ее основания — подходы, принци­пы, систему методов, позволяющих углублять познание сущности объекта и адекватно отразить его целостность в теории данной науки.

Задача частнодисциплинарной методологии — выра­ботать и обосновать систему определенным образом суб­ординированных (подчиненных одна другой, вытекаю­щих одна из другой) методик либо аналитических по­знавательных действий, направленных на отдельные стороны, свойства, признаки целостного объекта данной науки, либо на их основе - предметно-преобразующих действий в данной конкретной сфере деятельности.

Применение методик частнодисциплинарного науч­ного познания обогащает науку новыми конкретными знаниями относительно целостного объекта, а примене­ние методик предметно-преобразующей деятельности способствует более эффективной организации практики.

Системность и целостность как существенные при­знаки научного знания проявляются в том, что оно об­ладает определенной структурой и сохраняет свою цело­стность во времени и в пространстве, несмотря на уве­личение объема и углубление содержания знания по мере расширения научных исследований, благодаря упорядоченным взаимосвязям структурных составляю­щих: истории, теории, методики, методологии.

Теория воспроизводит сущность, процессы, в которых сущность проявляется, и формы изучаемого объекта средствами логических катего­рий, понятий, суждений.

Ключом к теоретическому воспроизведению объекта становится его историческое рассмотрение. Объект дол­жен быть отражен от начала своего существования, что­бы выявить то свойство, тот внутренний сущностный элемент, «субстанциальный» признак или свойство, который и определяет возникновение, наличие и развитие данного объекта. Это не значит, что в живом научно-познавательном процессе исследователь сначала изучает всю цепь исто­рических фактов, а потом выстраивает теорию. Более того, в научном познании логическое (теоретическое) опережает историческое, потому что к изучению истории объекта рационально подойти с уровня хотя бы гипоте­тической теории, т. е. представляя, что и зачем изучать и к каким результатам можно прийти. Теоретическое мышление готовит почву для исторического изучения объекта. Исторические факты служат источником обоснования теории.

В структуре научных дисциплин, особенно теоретиче­ских (а не экспериментальных), третьей ступени позна­ния соответствует уровень обоснования методики — си­стемы объективных правил, которые организуют прак­тическую деятельность. Через актуализированную в практической деятельности методику теория становится реальной производительной силой.

Можно сказать также, что методика есть более слож­ная подсистема в структуре научного знания, потому что она конкретизирует процесс и результаты историче­ского и теоретического познания объекта данной науки, вбирая в себя и те и другие, как бы "свертывая" их до "способов думанья" и "способов делания", т.е. до методов теоретического исследования и методов практической (предметно-преобразующей) деятельности.

Критерием истинности научного знания, т. е. крите­рием целостности и адекватности воспроизведения ис­следуемого явления в мышлении, философы называют практику. Один из основополагаю­щих принципов теории познания—принцип единства теории и практики. Между теорией и практикой больше сходства, чем различия. Сходство в том, что теория и практика - разновидности общественно-практической деятельности, наиболее общие формы проявления человеческой активности. Кто-то из мудрых сказал, что без теории человек не понимает, что говорит, когда произносит, и что делает, когда действует. Поэтому следует различать практику стихийную, осуществляемую "методом тыка" или подражания тому, у кого лучше получается действовать, и практику целеосознанную, в которой "снята" теория, практика, в которой действующий является носителем теоретического знания.

Основные характеристики, свойства, тенденции, за­кономерности развития научного знания вообще в пол­ной мере относятся и к системе книговедческого знания. Вместе с тем книговедение обладает историческими и логическими особенностями, вытекающими из сущности изучаемого социального объекта (книга), из конкретно-исторического процесса становления и развития научно­го знания о нем, что и нашло отражение в содержании, структуре, способе подачи материала в настоящем учеб­нике.

Список литературы

  • 1См.: Готт В.С., Семенюк Э.П., Урсул А.Д. Категории современной науки. М., 1984. - С.43-45.
  • 2Готт В.С., Семенюк Э.П., Урсул А.Д. Категории современной науки. М., 1984. - С. 18
  • 3Там же. С. 19.
  • 4См. Философский энциклопедический словарь. М., 1983. - С.365-367.

18

 

Похожие темы